Биологически активная добавка к пище «феокарпин»

Экспериментальное изучение анти­канцерогенной активности

Проведено экспериментальное изучение анти­канцерогенной активности биологически актив­ной добавки к пище «Феокарпин» и его действую­щей субстанции «Комплекс хвойный натураль­ный» (КХН). Феокарпин и КХН эффективно тормозили развитие опухолей молочной железы, толстой кишки, кожи, шейки матки и легких, ин­дуцированных химическими канцерогенами у жи­вотных. Феокарпин является перспективным для применения в качестве средства, снижающего риск развития онкологических заболеваний.

Ключевые слова: канцерогенез, антиканцеро­генное действие, феокарпин.В настоящее время одним из перспектив­ных направлений противораковой борьбы яв­ляется химиопрофилактика рака, которую оп­ределяют как торможение, задержку или обрат­ное развитие процесса канцерогенеза с помо­щью применения лекарственных препаратов или природных средств. Средства для химиопрофилактики рака должны отвечать следую­щим основным требованиям: способность пре­дупреждать возникновение и развитие злокаче­ственной опухоли определенной локализации или ряда локализаций; возможность примене­ния в течение длительного времени; отсутствие токсических эффектов и побочных действий или минимальная токсичность; желательны до­полнительные благоприятные свойства, дости­гаемые в более короткие сроки; лекарственные формы должны быть только пероральными. Потенциально всем этим требованиям отвеча­ют определенные биологически активные до­бавки к пище (БАД), которые становятся все более популярными в профилактической меди­цине. В этой связи наше внимание привлек препарат из хвои сосны и ели «Феокарпин», со­держащий ряд природных антиканцерогенных агентов. Феокарпин зарегистрирован в Мин­здраве РФ в качестве БАД: регистрационное удостоверение № 004983.Р.643.12.2002 от 6.12.2002 г. Действующей субстанцией феокарпина является комплекс хвойный натуральный (КХН). Целью настоящего исследования яви­лось экспериментальное изучение антиканце­рогенной активности КХН и феокарпина на моделях опухолей, индуцированных химиче­скими канцерогенами у животных.

Материал и методика

Использовали КХН и феокарпин производства ООО «Фитолон», Санкт-Петербург. КХН — пастообразный продукт темно-зеленого цвета с запахом хвои, растворимый в воде; его вырабатывают из древесной зелени хвойных по­род путем экстракции, выделения липидной фракции и об­работки гидроокисью натрия. КХН содержит хлорофиллин натрия 400-1600 мг% и другие производные хлорофил­ла: р-каротин и другие каротиноиды — 20-120 мг%; вита­мин Е (а-токоферол и его ацетат) — 30-50 мг%; натриевые соли жирных и смоляных кислот — 44-60%; воскообраз­ные вещества — 5-8%; фитостерины (в основном р-ситостерин) — 1,5-2,9%; полипренолы — 0,46-1,2%; сквален — 0,14-0,16%; витамины группы К — 1,2-2 мг%; минералы — 5-7%; эфирные масла — 1-1,2%. Массовая доля воды до­ходит в нем до 40%. Феокарпин выпускается в виде таб­леток по 0,65 г, содержащих 0,1 г КХН и вспомогательные вещества.

Канцерогены N-метил-М-нитрозомочевина (МНМ), 7,12-диметилбенз (а)антрацен (ДМБА), бенз(а)пирен (БП) и уретан получали от фирмы «Sigma» (США). В экспериментах использованы 280 крыс ЛИО и 290 мышей NMRI и SHR разводки НИИ онкологии им. проф. Н.Н. Петрова Минздрава РФ (Санкт-Петербург) и питомника «Рапполово» РАМН (Ленинградская область). Животные всех групп содержались в одинаковых условиях, получали стандартный кормовой рацион и водопроводную воду без ограничений.

Антиканцерогенная активность КХН

Антиканцерогенная активность КХН изучена на 5 моде­лях канцерогенеза, а феокарпина — на двух. В контрольных группах животные подвергались только воздействию канце­рогена. В опытных группах животным дополнительно дава­ли ежедневно и до конца экспериментов КХН с питьевой водой (2 г/л) или феокарпин с кормом (20 табл/кг корма). Таблетки феокарпина предварительно измельчали в ступке. Средние суточные дозы потребления КХН составляли 200 мг/кг массы тела у крыс и 400 мг/кг — у мышей. В 1-й серии экспериментов у крыс индуцировали опухоли молочной железы. Крысам-самкам в возрасте 3 мес произ­водили интрамаммарные инъекции МНМ в ткань всех 12 молочных желез, однократно, по 1 мг канцерогена в 0,1 мл изотонического раствора NaCl на железу. КХН на­чинали давать через 1 нед. после введения МНМ.

Во 2-й серии у крыс индуцировали опухоли толстой киш­ки. Крысам-самцам с возраста 3 мес провели 4 интраректальных инсталляции МНМ по 4 мг канцерогена в 0,5 мл изотонического раствора NaCl на животное один раз в не­делю в течение 4 нед. КХН начинали давать через 1 нед. по­сле окончания введения МНМ.

В 3-й серии у крыс индуцировали много­органный канцерогенез. Крысам-самкам в возрасте 3 мес произвели интрамаммарные инъекции в ткань всех 12 молочных желез, однократно, по 1 мг МНМ в 0,1 мл изото­нического раствора NaCl на железу, затем проводили 4 интраректальные инстилляции по 4 мг МНМ в 0,5 мл изотонического рас­твора NaCl на крысу один раз в неделю в те­чение 4 нед. КХН начинали давать за 1 нед до введения МНМ.

В 4-й серии у мышей индуцировали опу­холи кожи. Мышам-самкам SHR с возраста 2 мес проводили накожные аппликации БП, 2 раза в нед в течение 7 мес по 0,2 мл 0,05% раствора в ацетоне на животное. КХН начи­нали давать за 1 нед. до воздействия БП.

Возникновение опухолей

В 5-й серии у мышей индуцировали опухо­ли шейки матки и влагалища. Мышам-сам­кам SHR с возраста 3 мес проводили внутри-влагалищные аппликации по 25 мкг ДМБА в виде 0,1% раствора в триэтиленгликоле на полиуретановых тампонах, 2 раза в нед в те­чение 6 нед. КХН начинали давать через 1 нед после окончания введений ДМБА. В 6-й серии у крыс вновь индуцировали многоорганный канцерогенез. Крысам-сам­кам делались интрамаммарные инъекции и интраректальные инстилляции МНМ так же, как в 3-й серии. Феокарпин начинали давать через 1 нед после окончания введе­ния МНМ.

В 7-й серии у мышей индуцировали опухо­ли легких. Мышам-самкам NMRI с возраста 2 мес вводили внутрибрюшинно 10% раствор уретана в изотоническом растворе NaCl по 1 г/кг массы тела, 1 раз в нед, всего 6 инъекций. Феокарпин начинали давать за 10 дней до введения уретана.

Оставшихся в живых животных 1-й и 2-й серий экспери­ментов забивали парами эфира через 12 мес от начала введения канцерогена, 3-й серии — через 9, 4-й серии — через 7, 5-й серии — че­рез 9, 6-й серии — через 10 и 7-й серии — через 6 мес.

Погибшие и забитые в терминальном состоянии или по окончании экспериментов животные подвергались полной аутопсии. Ткани с опухолями фиксировали в 10% растворе формалина и обрабатывали стандартными гистологически­ми методами с окраской гематоксилин/эозином. Анализ препаратов проводили при световой микроскопии, гистологический диагноз опухолей формулировали согласно классификации Международного агентства по изучению рака. Статистическую обработку результатов проводили общепринятыми статистическими методами с использовани­ем критериев х2 и t (Стьюдента).

Результаты и обсуждение

КХН тормозил возникновение и развитие индуцированных опухолей на всех пяти ис­пользованных моделях канцерогенеза. МНМ при интрамаммарном введении индуцировала у крыс аденокарциномы и фиброаденомы,молоч­ной железы. КХН по сравнению с контролем снижал частоту и множественность опухолей молочной железы соответственно на 18,8 и 41,1%, разница по показателю.

Влияние КХН на канцерогенез толстой кишки, индуцированный МНМ у крыс

МНМ при интраректальном введении индуцировала у крыс аденокарциномы и аденомы толстой киш­ки. КХН по сравнению с контролем уменьшал частоту и множественность опухолей толстой кишки соответственно на 17,4 и 49,6%, разни­ца по критерию множественности статистиче­ски достоверна. МНМ при комбини­рованном введении индуцировала у крыс, в ос­новном, аденокарциномы и фиброаденомы мо­лочной железы и аденокарциномы и аденомы толстой кишки, а также мезенхимальные опу­холи почек и гемобластозы. КХН по сравнению с контролем снижал общую частоту и множест­венность опухолей соответственно на 19,6 и 33,6%, а также достоверно уменьшал частоту и множественность опухолей молочной железы (соответственно на 20,8 и 55%) и толстой киш­ки — на 27,1 и 38%. БП при накожных аппликациях индуцировал у мышей плоскокле­точные карциномы и папилломы кожи. КХН по сравнению с контролем статистически достоверно снижал частоту и множественность опухолей кожи соответственно на 26,5 и 37,3%. ДМБА при внутривлагалищном введении инду­цировал у мышей карциномы шейки матки и влагалища. КХН по сравнению с контролем уменьшал частоту и множественность опухолей шейки матки и влагалища соответственно на 11,6 и 29,3%; разница по показателю множест­венности статистически достоверна. Во всех сериях экспериментов КХН не влиял суще­ственно на частоту и множественность опухолей не в органах-мишенях.

Действие феокарпина на опухоли

Феокарпин тормозил возникновение и раз­витие индуцированных опухолей на двух ис­пользованных моделях канцерогенеза. При мно­гоорганном канцерогенезе феокарпин по срав­нению с контролем снижал общую частоту и множественность опухолей соответственно на 20,8 и 52,7%, а также достоверно уменьшал час­тоту и множественность опухолей молочной же­лезы (соответственно на 36,2 и 73,3%) и толстой кишки — на 29,7 и 51,7%. Уретан при внутрибрюшинном введении индуцировал у мы­шей множественные аденомы и единичные аде­нокарциномы легких. Феокарпин по сравнению с контролем статистически достоверно умень­шал частоту и множественность опухолей легких соответственно на 35 и 61,6% (табл. 7). В отли­чие от КХН феокарпин по сравнению с контро­лем уменьшал у мышей частоту и множествен­ность опухолей молочной железы и гемобластозов (не органы-мишени) соответственно на 14 и 51%, разница по показателю множественности статистически достоверна.

Таким образом, КХН и феокарпин эффек­тивно тормозили возникновение и развитие опухолей на всех изученных моделях канцеро­генеза. КХН в составе таблеток феокарпина со­храняет свою антиканцерогенную активность. Полученные результаты позволяют сделать вы­вод об относительной универсальности анти­канцерогенных эффектов КХН. Данный комп­лексный препарат ингибировал развитие инду­цированных опухолей различных локализаций и гистогенеза. Антиканцерогенные эффекты КХН проявлялись при введении его как в тече­ние всего периода канцерогенеза, так и при введении только в фазу промоции/прогрессии.

Антиканцерогенная активность хлорофилла

Важно подчеркнуть, что в состав КХН входят нетоксичные природные вещества. Во всех экс­периментах КХН и феокарпин не оказывали токсического действия на животных.

Согласно литературным данным, четыре группы веществ, содержащихся в КХН в фармакологически зна­чимых дозах, обладают антиканцерогенной ак­тивностью: производные хлорофилла, каротиноиды, витамин Е и фитостерины.

Антиканцерогенная активность хлорофилла и его производных показана в экспериментах на различных моделях индуцированных опухо­лей у животных.

Продемонстрирована ан­тимутагенная активность производных хлоро­филла в отношении мутагенов окружающей среды и пищи. Существенно также, что хлорофиллин уменьшал уровень афлатоксиновых аддуктов ДНК у здоровых добровольцев, про­живающих в регионе с высоким риском разви­тия рака печени. Антиканцерогенные меха­низмы производных хлорофилла объясняются их антимутагенными, антиоксидантными, им­муностимулирующими свойствами, способно­стью стимулировать детоксифицирующие фер­менты, ингибировать активность протеаз и ме­диаторов воспаления.

В эпидемиологических исследованиях до­казано, что высокое потребление р-каротина с пищей снижает риск развития злокачест­венных опухолей в целом, а также отдельно рака легкого, ротовой полости и глотки, шейки матки, гортани, пищевода, желудка, печени, молочной железы, почек, лейкозов и лимфом.

Механизмы антиканцерогенного действия каротиноидов

В экспериментах 3-каротин тормозил развитие опухолей различных орга­нов, индуцированных канцерогенами у жи­вотных. Следует отметить, что в некото­рых крупномасштабных клинических интер­венционных исследованиях 3-каротин стиму­лировал развитие рака легкого у курильщи­ков, что, возможно, объясняется чрезмерно высокими дозами каротина, применявшими­ся в этих работах. Кроме 3-каротина, ан­тиканцерогенная активность выявлена в эпи­демиологических и экспериментальных ис­следованиях и у других каротиноидов.

Механизмы антиканцерогенного действия каротиноидов связаны с их способностью нейтрализовать окислители и свободные ра­дикалы, модулировать иммунные реакции и активность ферментов цитохрома Р450, ингибировать метаболизм арахидоновой кисло­ты и активность орнитиндекарбоксилазы, индуцировать клеточную дифференцировку и внутриклеточные контакты, подавлять экс­прессию онкогенов.

В эпидемиологических исследованиях дока­зана обратная связь между потреблением вита­мина Е с пищей и риском развития рака раз­личных локализаций. В экспериментах ви­тамин Е тормозил развитие опухолей различ­ных органов, индуцированных канцерогенами у животных. В клиническом интервенцион­ном исследовании токоферол снижал частоту и смертность от рака предстательной железы у мужчин-курильщиков. Антиканцерогенные эффекты витамина Е обусловлены его антиоксидантным действием в клеточных мембранах, способностью ингибировать метаболизм арахи­доновой кислоты, стимулировать иммунные ре­акции, модифицировать метаболизм, осуществ­ляемый ферментами цитохрома Р450, индуци­ровать дифференцировку клеток и тормозить их пролиферацию, улучшать процессы межкле­точного взаимодействия, тормозить активность орнитиндекарбоксилазы.

Действие фитостеринов

В эпидемиологических исследованиях по­вышенное потребление фитостеринов с расти­тельной пищей ассоциировалось со снижени­ем риска развития рака толстой кишки, пред­стательной железы, молочной железы и дру­гих локализаций. В экспериментах фитостерины тормозили химически индуцирован­ный канцерогенез у животных. Меха­низмы антиканцерогенного действия фито­стеринов связаны с их влиянием на структуру клеточных мембран и регуляцию клеточных сигналов, способностью тормозить опухоле­вый рост и индуцировать апоптоз, стимулиро­вать реакции иммунитета и нормализовать об­мен холестерина.

В связи с вышесказанным напомним, что БАД «Феокарпин» представляет из себя комп­лекс природных антиканцерогенных агентов. Антиканцерогенные эффекты БАД «Феокар­пин» обусловлены синергичным действием четырех групп веществ: производных хлоро­филла, каротиноидов, витамина Е и фитосте­ринов. Возможно, антиканцерогенное дейст­вие связано и с другими компонентами, хотя остальные вещества из состава феокарпина менее изучены или вообще не изучались в ка­честве антиканцерогенных агентов. БАД «Фео­карпин» может быть рекомендован для насы­щения организма антиканцерогенными микронутриентами и потенциально — для сниже­ния риска развития онкологических заболева­ний.

Представляется перспективным дальней­шее клиническое изучение препарата «Фео­карпин» в качестве средства для химиопрофилактики рака.

Материал, был опублкован зарегистрированным пользователем. Сайт obad.ru не несет ответственности за достоверность информации!

Перед приемом ЛЮБЫХ препаратов, получите консультацию врача!

Корзина

Ваша корзина пуста